на главную :: Публикации о ветеранах

Кавалер ордена Почетного легиона

Живет в городе Березовском Свердловской области замечательный человек Николай Максимович Васенин. С виду ничем не приметный, скромный, улыбчивый, статный даже в свои 88 лет.

Он никогда не рассказывал о героическом прошлом, может быть, потому, что оно переполнено трагизмом. Так бы и осталась эта история только в памяти фронтовика, да в 2005 году нарушили спокойствие семьи Васениных журналисты: через столько лет после окончания Второй мировой войны героя французского Сопротивления нашла высшая награда Франции - орден Почетного легиона. Так мы узнали о сложной судьбе нашего знаменитого земляка.
«- Родился я после революции 17-го года, был пятым, самым младшим в семье. Мы жили в селе Пышка Кировской области. Держали большое хозяйство: лошади, коровы. Мама и снохи ткали. Одежда, скатерти, простыни - все было домотканое. Сами пахали, жали, косили, скот пасли. Дети во всех делах были помощниками. Отец, конечно, был идеалом. Он научил любить Родину. Однажды я бросил комок земли в чужой огород, он взял меня за руку и сказал: «Сын, что же ты делаешь? Это же земля! Землю береги!» С этим заветом и живу.
Закончив семилетку, уехал я в Мурманск, к сестре, поступил в морской техникум, получил специальность механика океанических судов, начал работать».
Так вот в северном городе и началась героическая эпопея Васенина...
- Да какой там героизм, служил, как все. В январе 1940 года отправили меня на фронт в Финляндию пулеметчиком 17 мотострел¬ковой дивизии. Был ранен. Шесть месяцев в госпитале. А после на¬правили меня на курсы среднего комсостава при штабе, аттестова¬ли на звание лейтенанта, но звание получить не успел - началась Великая Отечественная война. С пер¬вых часов в должности командира взвода связи я попал на фронт. Опять получил серьезное ранение и контузию при прорыве второго кольца окружения. Очнулся - у меня на лице немецкий сапог. Вот так в плен к фашистам попал. Бежал. Через месяц снова поймали. После «усердных» допросов гестапо еле живого отправили во Францию копать ямы в горной местности для немецкой телеграфной линии связи Париж-Берлин. Копали мы от города к городу: Верден-Лион-Саренберг.
В октябре 1943 года, не зная французского языка, представляя страну по романам Гюго, Дюма и Мопассана, я отважился снова совершить побег. Спасибо, укрыли жители местечка Сан-Сорла, департамента Дром. Они и поспособствовали в зачислении в состав отряда французского Сопротивления.
Для выполнения заданий знания французского языка особо не требовалось: сегодня поедем туда-то, будем атаковать то-то. В лучшем случае чертили схему на бумаге, а то и просто на песке. Так и объясняли, где находятся и населенные пункты, и дороги, которые часто приходилось минировать.
В отличие от наших партизан, жили мы не в лесах, а в домах. Там, во Франции, все было по-другому. Оружием и продуктами нас снабжали англичане, сбрасывали с самолетов. А операцию начинали, получив сообщение по радио примерно такого содержания: «Собака колли сегодня родила семь щенков». Это значило, что сегодня бу¬дет сброшено семь парашютистов. Для нас это было руководством к действию. Время и место францу¬зы знали.
Так получилось, что Николай Васенин стал своим во французском отряде. Ему не просто доверяли, его назначили командиром боевой группы.
- Это потому, что я бесстрашный был, смерти не боялся, лез в пекло, видно, заговоренным родился. А проверяли нас по-особому: во время операции или боя русских вперед пускали и следили: убедятся, что человек - свой, доверят группу. Под моим командованием было человек 50, много русских, они вливались в отряд после освобождения из немецкого плена. Называли меня там мусье Николь, а в паспорте из-за незнания языка я значился как Николь Вутье - Глухонемой.
В июне 1944 года стало известно, что в одном замке находится группа немецких солдат, которые занимались карательными акциями. Я обратился к ним с воззвани¬ем, в котором предлагал уничтожить фашистов, захватить все оружие, уничтожить средства связи, за что гарантировал им жизнь, а за успешное участие в боях в партизанских отрядах - реабилитацию. Авантюра удалась. После того, как фашисты были уничтожены, мы даже немного растерялись. Перед нами оказалось 120 солдат среднеазиатских национальностей в немецкой форме, вооруженных «до зубов». Во избежание неприятностей приказал всем сдать оружие, а через два дня они были отправлены в лагерь для военнопленных.
Надо признать, что далеко не всегда складывалось так удачно. Были радости побед, были и утраты.
С приходом англо-американских войск отряд прекратил боевые действия. В сентябре 1944 года людей и оружие сдал на сборный пункт в городе Гренобле. Меня вызвали в Париж и назначили начальником военно-учетного стола военной миссии. В январе 1945 года командировали в город Марсель на должность начальника штаба пол¬ка по организации и отправке советских граждан на родину. Отправляя в Россию других, однажды не выдержал и попросил: «Ребята, отправьте и меня домой!» Очень хотел попасть на японский фронт.
Вот только Родина встретила героя не очень-то приветливо. В Одессу мы прибыли через шесть суток. Там нас построили и спрашивают: «Кто представитель военной миссии?» Я с гордостью вышел вперед. И вскоре передо мной открылись бескрайние просторы Сибири, куда сослали на 15 лет под надзор органов НКВД.
Работал в горнорудной промышленности Читинской области, добывал уголь для морских судов. Уголек-то хорош был!
Именно там Николай Максимович и встретил свою любовь, свою половинку. И покорил он сердце Зинаиды Васильевны на долгие годы.
«Покорил своим пением. Ехали верхом на лошадях с прииска в трест, он по дороге запел. Ой, ка¬кой у него голос был! Потом при¬гласил в кино раз, другой... Там, в Читинской области, у нас и трое детей народились. Я-то в 1944 году после окончания техникума по воле сердца отправилась в такую даль, работала геологоразведчицей. Намаялась, слез пролила сколько... А когда мужу разрешили уехать, привезла семью к себе на родину, на Урал. Здесь живут сыновья, а дочку муж увез в Германию».
На груди у нашего героя в два ряда отливают золотом российские медали, а выше - два Креста — награды Французского правительства: Крест Сопротивления за партизанские действия и высшая награда Франции - орден Почетно¬го легиона, учрежденный еще На¬полеоном. Для вручения его единственному кавалеру в Свердловской области, одному из шести россиян, французский посол Жан Каде лично ездил по городам, потому что награда настолько высокая, что по почте ее не пересылают. Николай Максимович рассказывает, что тронуло это до глубины души.
- По прошествии стольких лет восторжествовала справедливость. Сражаясь в рядах Сопротивления, освобождая Францию от немецких оккупантов, мы все думали о Родине, помогали ей, ведь враг-то был общий!
60 лет понадобилось российским чиновникам, чтобы понять это и дать возможность оставшимся в живых героям Великой Отечественной достойно жить. Французские чиновники оформили Николаю Максимовичу небольшую по европейским меркам, но не лишнюю пенсию, которую он получает теперь каждые полгода.
Не забывают ветерана и школьники лицея № 7, частенько прибегают с подарками да поздравлениями, оформили в школьном музее стенд о Н.М.Васенине.
Помогают и добрые люди - березовские предприниматели Валерий Анатольевич и Евгений Валерьевич Лобановы, Илья Германович Мартынов и Сергей Николаевич Корчагин - выделили чете Васениных путевку в санаторий, под¬держивают здоровье израненного множеством осколком земляка, да и просто заезжают поговорить о жизни. Она для Николая Максимовича не была безоблачной, так пусть хоть старость будет спокойной.

Н.Исакова, кор.газ. «Березовский рабочий»

Кавалер ордена Почетного легиона// Березовский рабочий. – 2008. – 8 мая. . – С. 2